Поездка на Евразию. Впечатления

На Евразию я поехала по своим собственным соображениям. Показ моих собак был делом вторичным. Ну, я понимаю, что так делать не стоит. Но мне нужно было попасть на Евразию. И собаки поехали прицепом. Даже не так. Ехать я могла и без собак. Слетать на выставку – без проблем. Мне последнее время приходится часто летать в Москву. Без собак там есть, где жить в самом центре города. И это дешевле и спокойнее, чем ехать с собаками. Но на Евразии были эксперты, мнение которых о моих собаках мне было интересно. Это решило вопрос в пользу путешествия с собаками.

 

С нами были Така и Снежка. Изначально ехала только Така. Но без группы поддержки она ехать не желала, пришлось записывать и Снежку. Этот тонкий момент мы выяснили с моим новым хендлером Аней, когда она смотрела Таку на предмет обучения. По большому счету, ни та, ни другая собака не были готовы к такой большой выставке. Причем, я даже на полном серьезе обсуждала с Л. Добиной, а не побрить ли мне Таку после  того, как я увидела плачевное состояние ее шерсти после «зимних каникул в Златоусте». Люда уговорила меня не брить собачку, а просто подождать. Така осталась обрастать.

 

В общем, мне было надо и оба дня судили породники. И в последний день регистрации я оплатила участие и Снежки и Тачки.

Задним числом, я могу сказать, что эти бешеные траты денег, тяжелые условия дороги, ну и некоторые личные трудности были не зря. Поездка удалась. Я увидела и услышала все, что мне было нужно.

 

Нас в машину набралось 7 человек и 2 водителя. Машина – микроавтобус Форд. Там сняли несколько сидений сзади. И от колеса и до конца было свободное пространство. Пара кресел было справа. И три ряда кресел было слева. С нами ехала кавказская овчарка – щенок Зена. Этот щеночек занимала весь проход от двери до последнего ряда кресел. Она была вполне милым, пушистым хомячком, пока не сердилась на что то. В Зене вполне удобно было греть ноги. Впереди ехал молодой французик. Под креслом ехали пара флетов (прямошерстных ретриверов). Как они там уместились, для меня осталось загадкой. Собачка будет побольше лабрадора, и очень, скажем так, подвижная. Еще пара флетов, которые сели в Миассе и ехали без владельца, сидели в клетке сзади. Впереди еще ехала собачка Алиса – далматин. На полу разместились мы с хендлером и парой афганов, и сзади в переносках сидели два вельша. Итого было 11 собак, из которых только трое были небольшого размера.

 

Кто путешествовал машиной на большие расстояния, тот знает – поездка, это не сахар! Особенно, если поездка на полу. Весной. С собаками вперемешку. Далеко. И по русским дорогам.

Ехали не заморачиваясь на отдых. Ехали и ехали. Пару раз останавливались, чтобы  дать собакам выйти и размять ноги. Собакам было не менее тяжело, чем владельцам. Они должны были неподвижно сидеть много часов в неудобной позе. Было душно и холодно и плохо пахло соляркой. С прогулок все собаки еще нанесли кучу грязи в салон.

Останавливались поесть в придорожных кафе. Интересно было то, что многие кафе, не заваленные посетителями, были превосходными. С отличной кухней, нормальной ценой. Чистыми столами, уютными помещениями и хорошим обслуживанием.

Только под Казанью нам попалось кафе так себе. Вернее это было не кафе, а ночлежка с кухней. Удивительно, что только от нас за один раз они заработали больше 10 000 рублей, но это ничуть не прибавило им энтузиазма в нашем обслуживании. В итоге мы рано утром остались без горячей воды для кофе и без завтрака. Но все же конкуренция на трассе творит чудеса. И большая часть наших визитов на «покушать и отдохнуть» были действительно отдыхом. Собакам было хуже. Около трассы их не отпустишь. И снег, который таял, тоже не давал много быть на улице. Поэтому им было тяжелее, чем людям. Особенно таким подвижным по природе, как флеты, афганы и далматин. Они откровенно страдали.

 

В пути мы были с ночи на четверг, четверг и всю пятницу. Ближе к вечеру мы подъехали к городу Королев. Кроме нас там еще было много машин и автобусов с собаками из других городов. Там в пригороде располагался гостиничный комплекс  в лесу. Двухэтажные коттеджи со всеми удобствами. Там мы и разместились. Комплекс был обнесен забором. Пропускная система. Просто так мышь не проскочит. Коттеджи располагались в лесу. Старые сосны. Снег, который еще не думал таять. Моим собакам понравилось. Пока мы разгружали вещи из своего Форда, афганы удрали. Вместе с поводками. И бегали где то между домами и соснами. Народ переполошился, что они убегут. Но куда им бежать? Конечно, территория не знакомая и большая, но все равно, они же афганы. Потом к ним присоединились и другие собаки. Такой табун бегал по всему этому коттеджному поселку. Суеты добавляли лабрадоры. Они ехали не с нами, слава Богу! Вот собака – суета! Мы так и не смогли посчитать сколько их было. Было их не так вот уж и много. Но они сновали туда – сюда с маниакальной настойчивостью. Афганы были, как «неуловимый Джо»... Пролетели – никто их толком не разглядел – и нет их. Два дня в пути для них были жестким испытанием. И эти несколько минут на «побегать» хоть как то скрасили им жизнь.

 

Мы размещались, решали все организационные вопросы. Кушали, кормили собак, выгуляли их на ночь. Так время плавно перевалило за полночь. Снежка уже спала. А я начала купать маленькую Таку.

Она спала на ходу. Фенить ее на столе было глупой затеей. Тачка-собачка устала и норовила улечься. В итоге, время было уже полтретьего ночи, мы успели высушить только три четверти Таки, как она решительно спрыгнула со стола и убежала к себе в комнату – спать. У меня уже не поднялась рука ее вытаскивать сушиться дальше. В шесть утра мы уже вставали. Выспались те собаки, которых не купали. Все остальные вставать не желали. И не желали даже идти на улицу. Они хотели спать. Снежка у меня более или менее выспалась, Така не выспалась совсем. Не удалось ей выспаться и на выставке. Мы на место приехали к 8 утра, разбили свой лагерь, получили номера. И каждый пошел заниматься своими делами.

 

Я пошла посмотреть наш ринг. Афганы уже были. Около ринга стоял лагерь из Питера. На столе готовили маленькую рыжую суку. Другие собаки были еще по клеткам.

Потихоньку афганисты начали подтягиваться. Я ходила смотрела, как идут дела в ринге. И когда нам нужно будет начинать готовиться к выходу. Ринги задерживались. Афганы все прибывали. Я постояла, посмотрела на них.

Честно говоря, я как то в душе ожидала увидеть, что-то другое. Когда видишь собак на видео и на фото, они представляются совсем другими. Это как ты их придумываешь себе. Видео все чистят, фото выбирают только удачные. Или строго неудачные. Реальность была другая.

 

Со мной ходила смотреть собак мой хендлер. Она меня спрашивала, а что, у афгана это нормально ВОТ ТАКАЯ СПИНА? Нет, говорю, не нормально. А что у собаки с маклоками? А что они такие толстые разве бывают? И так далее. Она меня спросила, ну покажи красивую собаку. Я пошла смотреть, кого показать человеку, который занимается бульмастифами и ездит на крупные выставки, как в соседний огород ходит?

В общем, я ткнула пальцем в ПАРУ собак. Потом еще в одного. Все это были кобели. В общем, приехав смотреть наших афганов, я была разочарована.

 

Правда, мы тоже не блистали красотами. Тачка выглядела вообще плохо. Снежка была в первый день грязная с дороги, но выспавшаяся. Така была чистая, но уставшая. Изобразить что то приличное из ее обдерганной шерсти было нереально, поэтому я махнула на то рукой. Но я была уверена, что Така, мой живчик Така, чей конек движения будет бегать. Пусть нереально ободранная, но бегающая собака. Пока мы ждали окончания экспертизы псовых борзых, Така уснула прямо на полу у ринга. Мне ее было жалко. Когда Тачку будили и поднимали, она вся горбилась, как то изгибалась креветкой и спала стоя. При этом, ее подружка Снежка была веселая. Ей все было в кайф. Она с удовольствием разгуливала по выставке, бегала, стояла лежала. Радовалась, когда ее забирали из клетки. Была очень активной группой поддержки. Но обе мои собаки выглядели значительно хуже, чем могли.

 

Когда начались ринги афганов, я стала их внимательно смотреть. У меня был хендлер и мне не надо было самой ничего делать. Мне понравилась та рыжая сука щенок, что готовилась выставляться аж с восьми утра. Мне понравился рыжий кобель юниор из Виват Санрайз. Я посмотрела черную с подпалом суку из Шоу Герат и не разглядела ее. Пушистая. Я очень внимательно смотрела кобеля из Дега. На столе он меня впечатлил больше. Он веселый, мохнатый. Энергично двигается. Но все равно, ему еще расти и расти. Мне очень не понравились начесы, которые лепят всем подряд наши питерские коллеги. У Мачо такого начеса, по-моему, не было. Он стоял около меня при входе в ринг, и я его разглядывала. Мачо мне понравился. Он очень гордый, видно, что он сильный. С превосходной осанкой. Ему не было дела до всей этой суеты вокруг. Настоящий такой афганский характер. Так как он стоял рядом, и у меня довольно большой опыт в афганах, мне не надо было его трогать, чтобы понять особенности анатомии. Он еще растет. И он впечатляющий. Это самое главное.

 

С удовольствием я посмотрела еще Захару и Вилли. И все. В первый день судил Эспен Энгх. Он видит афганов, как собак стандартного роста, коротких в спине, прочных, элегантных, сухих и с гордой осанкой и энергичными движениями. Когда в ринг пошли малоэлегантные, загруженные, плохо двигающиеся, с плохими головами собаки, он их просто оценивал так, как они того стоили. Человек, у которого опыт оценки собак просто колоссальный, а знания по афганам уникальны. Глаз – рентген. Мы получили свой «вери гут» и описание. « 2 года. Женственная сука, хорошие пропорции тела, красивые глаза, хорошая шея и спина. Хорошая шерсть. Средние движения. Должна быть более веселая». По моему, в ринге с Аней Така откровенно дремала. Мне эксперт потом сказал, когда мы немного поговорили после всех рингов, что Така прекрасная собака. Очень гармоничная, женственная. Но она должна быть веселой и более активной. И гордо нести себя, а не спать в ринге. Для наглядности он показывал все руками и был очень эмоционален. Така вежливо сидела около моей ноги и терпеливо ждала, когда мы закончим трепаться и выйдем наконец на улицу. 

 

Результаты экспертизы первого дня очень напрягли наших московских афганистов. Как впрочем, и второго дня. Был поднят такой галдеж около ринга, что оглохнуть можно. Но честное слово, эксперт выбрал, то, что он выбрал. И все объяснил. И если бы он понимал русскую речь, то точно бы в суд подал на наших милых дам. За оскорбления. За хамство в суд не подают.

 

Мы поехали обратно в Королев. Было уже легче. Тачка по приезду поела и улеглась спать. А я быстро купала Снежку, помня о том, что Така устала и плохо показывалась, значит, Снежку нужно вымыть и высушить быстро. Нужно было выгадать как можно больше времени для ее сна. В итоге, мы с ней поссорились. И всеобщий недосып и нервы сказался на нас двоих.

В эту ночь отдохнула Така. И была бодрой на второй день именно она. Это можно было бы назвать законом подлости. Но это не так, на самом деле. Это всего лишь физиология. Нагрузки нужно давать в соответствие с уровнем подготовки. Для моих собак это были нагрузки, к которым они были не готовы.

Второй день был еще интереснее первого. Я уже посмотрела собак и теперь к первому впечатлению добавила детальный осмотр.

Афганы у нас ОЧЕНЬ разные.  

 

Ринги шли практически без задержек. В Снежке мы с Аней не сомневались. А зря. Снежка, собака очень впечатлительная. И вчерашняя ссора на нее подействовала угнетающе. Бегать она не захотела ни со мной, ни с Аней. Снежка  - отличная собака. Мне жаль, что я обратила на нее внимание, как на выставочную собаку очень поздно. Но она запоминается – стандартная, веселая, с крепкой спиной и хорошо двигающаяся. Вот ее описание с ринга. «Желательного типа, женственная, породная. Голова с хорошим выражением. Хорошая, крепкая линия верха, крупа. Узковат фронт спереди, хорошие углы задних (конечностей), не хватает обмускуливания и субстанции, хорошая естественная кондиция». 

 

После рингов мы поговорили с Верой Дементьевой. Вот за что я люблю Веру – за ее четкое видение собак, ситуации и трезвый взгляд на все. Она старый, опытный афганист. И наша оценка всего, что было на Евразии, практически совпала. Надо возвращаться к истокам. Нужно читать стандарт. Афган – горная борзая. Они имеют специфическое строение, которое мы, заводчики не должны терять. Огромный рост – это к волкодавам. Узкая спина – где размещаться легким и сердцу? Круглые глаза, отсутствие «стопа» - афган скоростной охотник на экстремальной трассе, ему ничего не должно мешать. Я видела правильные, красивые породные головы только у двух кобелей и трех сук, Афган имеет самое эргономичное строение тела. И обидно видеть, что это теряется, что в афгане хотят получить кукольную красоту. Много собак теряют походку из за постоянной носки сапог. Они не только скользят на полу. Нет. Лапа распускается. Баланс смещается. Афган уже не двигается той непринужденной походкой, уверенной в себе собаки. Мне кажется, у них в сапогах, всегда горит маячок «не навернуться бы!» Понятно, что таскать грязь в квартиру никому не охота. А города у нас грязные. А собаки с мохнатыми лапами. Мне нечего тут сказать. Каждый решает сам за себя.

 

Но вот это все выглядело для меня так, если обобщить: много собак выше стандартного роста, много собак очень узких (не только в спине, но в пояснице, в маклоках, в крупе), не стандартные головы, не стандартная походка. И плюс – ожирение у многих. Нет мускулатуры. Мало собак в нормальном, стандартном балансе, высокопередых.

И еще, что мне лично бросилось в глаза, это склонность афганистов к скандалам, нежелание слушать, нежелание воспринимать ситуацию так, как она есть. Мне показалось, что некоторые породники сидят в своей «зоне комфорта» и все, что находится вне ее воспринимают, как прямое нападение на них. И поразило нежелание видеть чужой успех. Я помню еще все эпопеи с комментированием успеха питомника Шоу Герат. Сейчас примерно то же самое я наблюдаю, только относительно другого питомника. Так и хочется сказать, ну НЕ нравятся их собаки, но нравятся их методы презентации, так что теряетесь то?!! Разводите собак в соответствии со своим вкусом, стандартом и показывайте их ТАК ЖЕ. Прикладывая столько же усилий в физическом, денежном, энергетическом, эмоциональном ключе. И победите же их! А грязное поливание еще никому не изменило ситуацию. Никому!!

 

Вот такое мое эмоциональное отступление.

 

Домой мы поехали прямо с Евразии. Ехали без остановок на поспать. Смотрели кино. Заезжали в придорожные кафе. Кормили собак, немного гуляли. И снова в путь. В понедельник ночью мы были в Челябинске. Уставшие, с головной болью, провонявшие грязью и соляркой. И кучей впечатлений.

Я хочу сказать спасибо за помощь в моем посещении Евразии моему хендлеру Ане, Сергею Ваганову, Антонине Михайловне Коноваловой, и моему коучу Рине Преображенской.

И за приятное, плодотворное общение Вере Дементьевой, Марине Жуковой, Тамаре Чермашенцевой.

Март 2012

 

Фото Маши Казаковой (Пенюковой)